Гинеколог из Томска начала писать истории из роддома и теперь готовится выпустить книгу

Александра Микерина — практикующий акушер-гинеколог. Образование получила в Томске, куда в возрасте 16 лет приехала из Сочи. У нас же работала несколько лет после окончания СибГМу. В настоящее время девушка вместе с мужем живет в Санкт-Петербурге. Популярность к Александре пришла после того, как она начала вести личный блог и… рассказывать в нем истории из роддома. В настоящее время на mikeryna (ник автора в инстаграм) подписаны почти полмиллиона человек, а одно из издательств предложило бывшей томичке выпустить книгу с рассказами.

Мы тоже решили опубликовать в сокращении несколько историй от Александры Микериной, действие которых происходило в Томске (орфография и стилистка автора сохранены).

Александра на работе и дома


«Дело было во время работы в Первом роддоме. В тот день я сидела на первом этаже, на приеме. Во всей этой толпе выделялась одна девушка – бурятка. Видно, что много плакала. Раньше, но не сейчас. Сейчас спокойная, отрешенная и какая-то... пустая. Протягивает направление – большое, на двух листах - НИИ генетики выдало. Заключение: «Порок развития головного мозга, анэнцефалия. Прогноз для плода крайне неблагоприятный. Рекомендовано прерывание беременности по мед.показаниям». Сколько? 14 недель. В 12 недель сделала УЗИ скрининг, потом отправили на подтверждение и комиссию, еще 2 недели прошло. И вот она стоит передо мной – шевеления еще не ощущает, но все прекрасно осознает и понимает... Наступило утро следующего дня. Захожу в палату: «Готова?». «Доктор, а можно мне отлучиться сегодня? Я – буддистка, в Томск приезжает ученик Далай Ламы, я хочу спросить у него совета…». Конечно, мы ее отпустили. Для меня это было сравнимо с посещением батюшки. Почему запомнила – потому что в истории болезни мне так и пришлось писать: «операция отложена в связи с посещением духовного лица». Нам же тоже надо оправдаться – в больницу положили, а прерывание не делаем. Дольше трех дней держать нельзя – штраф. В общем, ушла она в датсан, вернулась к обеду. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что он сказал ей «Рожай! Это твое испытание». Девятнадцатилетняя девчонка, студентка, у которой еще вся жизнь впереди – вынашивай, рожай дитя, заведомо обреченное на гибель. Потому что у этого ребенка вот такой короткий жизненный путь, «ему суждено таким родиться». И ничего не сделаешь – 18 есть, дееспособная. Хочет рожать – пусть рожает. Не монах будет смотреть на новорожденное умирающее дитя, а она. К слову сказать – она все-таки прервала беременность. Мать приехала к ней через день и поговорила. Как убедила – не знаю. Ребенок действительно оказался анэнцефалом (не было головного мозга). А нам потом все равно выписали штраф по истории болезни - долго держали до выскабливания…».

«Закончила я институт в 2010 году, и потому успела застать эпоху поздних абортов по соцпоказаниям. Об одном таком случае я и расскажу… Я тогда проходила ординатуру во роддоме № 2. Внимание мое настолько было сосредоточено на рожающих, что я тогда даже не сразу обратила внимание на девочку в коридоре. Да-да, это была именно девочка - щупленькая, в домашней ночнушке, постоянно озирающаяся по сторонам. Было очевидно, что она не рожает- иначе была бы история, я бы ее видела. Ближе к вечеру дневные доктора разошлись,а я осталась на дежурство. О девочке забыла. Все шло своим чередом, пока ближе дежурный доктор не спросил, видела как прерывают беременность в большом сроке? И продолжил: «Это редкость нынче, тем более по соц.показаниям. Надеюсь, тебе не придется этого делать, но уметь и знать надо». Пока шли в ординаторскую, стала расспрашивать. Оказалось, что девочке 14 лет, восьмой класс. Беременность скрывала, мать узнала на сроке 18 недель. Схватила в охапку дочь и бегом в ЖК, выбивать аборт. Пока комиссия, суть да дело уже и 21 неделя полная.

...Мы зашли в небольшую смотровую. Девочка с учебником биологии за 8 класс на кровати, рядом - женщина лет 35. «Учишь?» - я неловко попыталась завести диалог с девочкой. «Да, я в школу не хожу сейчас, чтобы от программы не отстать». Нашу беседу прервал доктор… 

После осмотра выяснилось, что раскрытие уже достаточное и плодный пузырь проткнули. Буквально минут через 15 появились потуги, акушерка приготовилась к принятию плода. В те времена еще использовали «заливку»- гипертонический раствор, с целью остановки сердечной деятельности плода. Ребенок был настолько мал, что родился почти мгновенно. «Слава Богу, не дышал. Знаешь, их ведь иногда не берет «заливка», и они пытаются делать дыхательные движения»… - потом сказал мне врач. Все у нее закончилось хорошо тогда - послед отошел легко, остатков не было. Как потом было — я не знаю, утром ушла. Я лишь об одном думаю — решение сделать аборт однозначно приняла мать. Вспоминает ли девочка сейчас тот день? Наверное, нет. Может быть, память вытеснила его как самый страшный кошмар. Все вернется к ней однажды - когда она опять окажется на этом кресле и услышит крик своего живого ребенка. Виновата ли мать в случившемся? Наверное. Но мне ее даже отчасти жаль. Она все равно будет виновата: уговорит ли на аборт, или заставит сохранить ребенка и родить рано, круто поменяв жизнь дочери. Но есть лишь одно, в чем она действительно и бесспорно виновата - за своими детьми надо следить. Обсуждать, просвещать, не запугивать. Шанс того, что беременность в 14 лет желанная, стремится у нулю. Все от незнания. Разговаривайте со своими детьми!».

В своем блоге бывший томский доктор рассказывает как о личном, так и о профессиональном

«Дело было в Первом роддоме. Женщину эту к нам привезла «скорая»: за последний месяц она уже дважды лежала в стационаре. Первоначально оперировалась в одном роддоме (не нашем), удаляли кисту яичника справа. Еще раньше удалили аппендицит. В стационаре была недолго, перед выпиской анализы в норме, стул был. Все хорошо. Но на второй день поднялась температура. Потом появилась тошнота, вздутие живота, жидкий стул. Через время решились вызвать скорую - привозят в дежурную городскую больницу. 

Гинеколог смотрит - ничего не находит. Отфутболили к хирургам. Тоже ничего. Тогда женщину кладут в инфекционку, назначают антибиотики, сорбенты, гидратацию. Лечили и даже вылечили: у нее спадает температура, уходит тошнота, жидкий стул. Выписывается. И уже через 3 дня опять возвращаются все симптомы. Что делать? Разумеется, она опять вызывает скорую. 

...Итак, женщина с выписками сидела напротив меня. Осмотрела на кресле - справа есть некое образование, плотное, не особо болезненное. Оставила, там разберемся. Жаль, УЗИст уже ушел. Ну, утром заведующей покажу, она с колоссальным опытом, подскажет. Наступило утро. Веду женщину. Заведующая руками смотрит - то же самое. Что-то есть, но что? На УЗИ срочно! На экране - абсолютно черное пятно. Развернули операционную, зашли в живот. В тазу — ничего. По ходу гнойник между петлей кишок. Вызываем хирурга - зона уже не наша. Входит серьезный дядька. Убрал пеленку, которой мы, гинекологи, кишечник убираем, чтобы в рану не «полз». За что-то ухватился, потянул… И тут из петель кишечника справа вытаскивает грязно-розовую ПЕЛЕНКУ. Мы вот только что свою такую же пихали! Только мы то вынули, а те, другие, ЗАБЫЛИ. По счастью, эта забытая пеленка не давала гною расползтись по брюшной полости. Как такое могло случиться? Человеческий фактор… Женщина с тем роддомом не судилась, порешали в до судебном порядке. Роддом, где забыли пеленку компенсировал пациентке все ущербы. Сумму не знаю, врать не буду. Предполагаю, что больше миллиона рублей или около того».


Журналист: Дарья Пирогова

Фото: личный архив Александры Микериной