Томское время » Новости » Главное » 30 лет со дня путча: вспоминают томичи

30 лет со дня путча: вспоминают томичи

Россия отметила 30-летие августовского путча. Четверть века назад группа высших руководителей Советского Союза объявила о введении на всей территории страны чрезвычайного положения сроком на 6 месяцев. Предусматривалось расформирование органов власти, которые противоречили Конституции СССР, приостановление деятельности партий и общественных объединений, вводилась цензура в средствах массовой информации. В стране могла разгореться гражданская война, однако большого количества жертв удалось избежать.

Ко второй половине 80-х годов Советский Союз подошёл с большими проблемами во внутренней и внешней политике. Война в Афганистане и сбитый южнокорейский Boeing свели на нет достижения международной разрядки, в экономике стали нарастать негативные тенденции. Убытки от антиалкогольной кампании составили пятую часть годового бюджета страны. Ситуацию усугубило падение цен на нефть и большие вложения в восстановление разрушенных землетрясением городов Армении. Дефицит товаров народного потребления принял угрожающие масштабы. После смерти Брежнева ни Константин Черненко, ни Юрий Андропов не продержались у руля КПСС и полутора лет. О сонме престарелых вождей во главе страны ходили анекдоты.

«Советская номенклатура не хотела расставаться с властью. Планировалось, помимо власти, обрести гарантию доступа к собственности и гарантию передачи этой собственности по наследству. В советской же системе существовали строгие запреты, касавшиеся возможности номенклатурных карьер для детей высокопоставленных чиновников. Эти запреты стали в итоге систему тяготить. Сами высшие руководители начали ощущать неэффективность, в том числе свою собственную. Когда Громыко представлял кандидатуру Горбачёва на пленуме, он откровенно признавался, что тот – один из немногих высших партруководителей, кто способен оценивать ситуацию и вообще не терять нить разговора, когда он продолжался достаточно долго. Остальным и это становилось не под силу», - говорит доцент факультета исторических и политических наук Томского государственного университета Сергей Шпагин.

Провозглашённая новым генсеком перестройка наряду с позитивными изменениями в общественном сознании сопровождалась потерей контроля за национальными окраинами. Борьба с общественными движениями в союзных республиках привела к кровавым столкновениям советской армии с жителями Баку и Вильнюса. Удерживать страну Союз в привычных границах в новых условиях стало невозможным. В итоге к 1991 году все республики, за исключением Армянской ССР, объявили о суверенитете, а к следующему лету Прибалтика с Закавказьем провозгласили свой выход из состава СССР.

«После референдума в марте 1991 года была инициатива Горбачёва сохранить страну. Сейчас много кто говорит о том, что Горбачёв предатель и трус. Но я хочу сказать: в том жесточайшем положении, в котором он был, он оставался прежде всего человеком», - утверждает депутат Томского областного совета народных депутатов в 1990-1992 годах Борис Шайдуллин.

В руководстве страны начали готовить новый союзный договор, подписание которого планировалось на 20 августа. Однако за сутки до этого граждане узнали о заявлении советского руководства, позже выступившего с пресс-конференцией. Президент Михаил Горбачёв в этот момент оказался заблокированным на своей даче в Крыму. Ссылаясь на апрельское волеизъявление граждан, вице-президент Геннадий Янаев объявил в Советском Союзе чрезвычайное положение сроком на 6 месяцев. Суверенитет республик при этом открыто игнорировался. В регионах предстояло принять решения об отношении к случившемуся.

«Смотрю, Кресс ведёт дело к тому, чтобы не поддерживать ГКЧП и сразу принять такое решение. Я выхожу тогда на трибуну и говорю: мужики, вы что, с ума сошли? Зачем нам это надо? Пройдёт время, и мы поддержим того, кто победит. Тогда Шайдуллин кричит из зала, что я трус. Я ему: товарищ, ты как болтаешь, так и будешь болтать, а я сяду в тюрьму, и минимум 10 лет. Пришёл домой, открыл бутылку коньяка, решил выпить за ГКЧП. Посмотрел, кто сидит за столом и как Янаев говорит с трясущимися руками… Выпил рюмку за их похороны и понял, что ничего из этого не выйдет, будут голосовать за них или нет. Это полный провал!» - подчёркивает почётный гражданин Томска Борис Мальцев.

Маршал Язов распорядился ввести в Москву танки, БМП и бронетранспортёры в количестве восьми сотен единиц, однако до боевых действий дело не дошло. Уже 21 августа войска из Москвы были выведены, а генпрокурор РСФСР подписал постановление об аресте членов ГКЧП.

«Было четыре счастливых дня в моей жизни. Когда женился, когда сын родился, когда внук родился и - когда повязали ГКЧП. Какие-то люди посягают на мою свободу! Почему я приветствовал перестройку? Я совсем не хотел разваливать СССР и не хотел никаких революций. Но! Я хотел читать книги, которые хочу, слушать музыку, которую хочу, ездить в страны, которые хочу, и не хотел унижаться на парткоме, чтобы меня отпустили в Болгарию. Свобода! Я вдохнул её, и тут появляются какие-то люди на танках, чтобы её забрать! Я озверел абсолютно» - рассказывал в 2016 году почётный гражданин Томска Вячеслав Новицкий (1946-2021).

Три дня спустя после пресс-конференции покончил с собой министр внутренних дел Борис Пуго, не стали ждать суда маршал Сергей Ахромеев и управделами ЦК Николай Кручина. Похожая судьба оказалась и у Союзного договора. К началу зимы состав СССР покинули все республики, кроме Белоруссии. Образованный в 1922 году Союз вошёл в историю 8 декабря 1991 года, предоставив своим составным частям возможность самим определяться с будущим.

Журналист: Павел Соловьёв

Фото из архива телекомпании

21.08.21
Проекты и программы